ПО ГОРОДАМ И ВЕСЯМ

Шла индустриализация, специалистов в стране катастрофически не хватало. Запорожец попал в состав небольшой экспедиции, которую направляли на Байкал. Всеволод Михайлович никогда не жалел, что оказался на другом конце света, без привычных удобств и комфорта. Там он научился ценить простые радости жизни: прогулку на туркменском скакуне, чистую родниковую воду, русскую баню. После Байкала были Кавказ, Средняя Азия, Сибирь и Дальний Восток. Ближе к войне ему поручили работы на нефтепромыслах.

Обстановка, надо сказать, была очень тревожная, напряженная. Он знал, что в столицах арестовали многих его друзей и сотрудников, и понимал: рано или поздно доберутся и до него. И действительно, один из сослуживцев сознался Запорожцу, что ему велено писать на него донос. Потом с таким же признанием подошел еще один сотрудник. Стали писать втроем…

От тюрьмы его спасла, как ни странно, война. Его отозвали в Ленинград, а оттуда — на Среднюю Волгу искать месторождения нефти и газа. Тогда же в Москве был создан НИИ прикладной геофизики, и Всеволода Михайловича привлекли к его работам. Он 30 лет посвятил практике и еще 30 — теории. Но в 70 лет Запорожец вышел на пенсию, чтобы наконец отдохнуть. Однако судьба распорядилась иначе: ему предстояло вновь заняться исследованиями, только теперь в совершенно другой области.

НАУЧНЫЙ подход

В этот период у Всеволода Михайловича случилось страшное горе — умерла горячо любимая жена. Он не находил себе места. Супруга была смыслом его жизни. И вдруг ее не стало. Дальнейшее существование без, нее казалось бессмысленным и никчемным. Но в душу закралось сомнение: «Неужели она ушла насовсем? Может, все-таки правду говорят, что и на том свете есть жизнь?..» Но как убежденный атеист и материалист, он не готов был сразу поверить в это. Ему, как ученому, требовались неопровержимые доказательства. Тогда Запорожец засел за книги. Он не просто прочитал 1 500 томов из Ленинки — он основательно изучил их. Специально для него библиотека выписывала литературу из Лондона, в частности сочинения Артура Конан Дойла на тему парапсихологии.

Все больше погружаясь в новую область, Запорожец понял: люди, серьезно изучавшие этот вопрос, пришли к убеждению, что загробная жизнь существует и с покойниками можно общаться. Проблема в том, что до него никто не сумел подвести под это научную базу.

Leave a reply

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>